«Русал» и «Русгидро» переплатили погорельцам

«Русал» и «РусГидро» переплатили погорельцам
11.04.2018
Татьяна Дятел

Как выяснил "Ъ", Богучанский алюминиевый завод (БоАЗ) «Русала» и «РусГидро» хочет расторгнуть инвестконтракт (договор на поставку мощности, ДПМ) на сгоревший энергоблок Березовской ГРЭС «Юнипро». Завод также хочет вернуть уплаченные в 2016 году ГРЭС за не работавшую мощность средства. Такую идею рассматривает и Evraz. Расторжение ДПМ могло бы стать прецедентом и спровоцировать вал аналогичных требований потребителей. Но юристы не видят реальных перспектив у инициативы. На практике невозможно доказать факт непоставки мощности: неработающие блоки в энергосистеме «страхуются» другой генерацией.

Крупные потребители Сибири инициировали расторжение ДПМ (гарантирует возврат инвестиций за счет повышенных платежей с оптового энергорынка) на строительство угольного третьего блока 800 МВт Березовской ГРЭС «Юнипро» (подконтрольна немецкой Uniper). Письмо с таким требованием «Системному оператору» (СО, диспетчер энергосистемы), «Юнипро», «Совету рынка» (регулятор энергорынков) и «Администратору торговой системы» (АТС, структура «Совета рынка») 22 марта направил гендиректор Богучанского алюминиевого завода Евгений Рапацевич (копия есть у "Ъ"). Как и Богучанская ГЭС, БоАЗ принадлежит паритетным СП «Русала» и «РусГидро». В Evraz (в Сибири у компании комбинаты ЗСМК и НТМК) "Ъ" сообщили, что рассматривают возможность подать на расторжение ДПМ по Березовской ГРЭС, но решения не приняли. В «РусГидро» и «Русале» на запрос "Ъ" не ответили.

ДПМ, гарантирующий возврат инвестиций, заключали на новую энергостройку все потребители оптового рынка, БоАЗ подписал его по Березовской ГРЭС в июне 2015 года. Но поставка мощности с нового блока ГРЭС шла всего несколько месяцев, пишет господин Рапацевич. В феврале 2016 года блок был разрушен при пожаре. Это привело к громким разбирательствам между ФАС, «Юнипро» и СО. В конце января 2018 года ФАС сочла, что «Юнипро» и СО нарушили закон о защите конкуренции, заставив потребителей дольше, чем следовало, оплачивать мощность сгоревшего блока (о спорах см. "Ъ" от 26 декабря 2016 года). Потребители за февраль-ноябрь 2016 года заплатили около 950 млн руб. «Юнипро» и СО оспорили решение ФАС в суде.

Из-за того что мощность третьего блока Березовской ГРЭС фактически отсутствовала на рынке (предполагается, что его восстановят в третьем квартале 2019 года), БоАЗ требует возврата выплаченных средств - всего 43,35 млн руб. с НДС, квалифицируя их как «незаконное обогащение» генкомпании. Если СО, «Совет рынка», АТС и «Юнипро» откажутся расторгнуть ДПМ и вернуть деньги, БоАЗ намерен обратиться в суд, говорится в письме.

В «Юнипро», СО и «Совете рынка» "Ъ" подтвердили получение претензии, но пока не сформировали позицию. В СО уточнили, что аналогичных требований от других потребителей пока не поступало. «Документ строится на тех же аргументах, что и решение ФАС, которое сейчас обжалуется СО в суде»,- прокомментировали в компании. В Минэнерго не считают возможным расторжение ДПМ. Директор «Сообщества потребителей энергии» Василий Киселев отмечает, что ДПМ изначально созданы с перекосом в пользу поставщиков и «не предусматривают симметричных прав для потребителей вплоть до абсурдной обязанности оплачивать мощность сгоревшего оборудования». По его мнению, требование о расторжении ДПМ - «хороший пример восстановления баланса интересов».

Управляющий партнер «УК Право и Бизнес» Александр Пахомов говорит, что в ДПМ не предусмотрена возможность расторжения покупателем при недопоставке мощности, поэтому БоАЗ ссылается на общие нормы гражданского права. По словам юриста, случаев расторжения ДПМ в суде по инициативе покупателя не было, этому препятствует и СО во избежание «череды неконтролируемых расторжений ДПМ», что нарушит основной принцип договоров - гарантированный возврат инвестиций. «Единая энергосистема устроена так, что потребитель в любом случае получит мощность от других генераторов, основной вопрос в ее цене,- говорит господин Пахомов.- Факт исполнения обязательств по поставке потребителю мощности подтверждается инфраструктурой рынка. Совокупность этих факторов позволяет говорить о том, что судебная перспектива у спора "Юнипро" и БоАЗа минимальна».

Источник: Коммерсант.ru

Читайте другие наши материалы