У Рогунской ГЭС закончились деньги

Душанбе ищет новые возможности финансирования проекта
26.06.2018
Виктория Панфилова

Первый агрегат Рогунской ГЭС должен был заработать в конце 2018 года, второй планировалось запустить в апреле 2019-го. Однако эти планы могут быть сорваны из-за нехватки финансирования проекта. Всемирный банк (ВБ) и Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР) отказались вкладываться в строительство объекта. Не спешат инвестировать в Рогун Китай и Индия, которые заинтересованы в получении электроэнергии для разработки приобретенных в Афганистане месторождений Айнак и Хаджикег. По мнению экспертов, Душанбе может попросить денег у Саудовской Аравии. В противном случае Таджикистану придется выбросить на международный рынок новый пакет государственных ценных бумаг.

Сирил Мюллер, вице-президент Всемирного банка по Европе и Центральной Азии, в Душанбе в рамках конференции по управлению водными ресурсами в регионе отметил, что вместо финансирования Рогунской ГЭС банк сосредоточит свое внимание на модернизации другой крупной гидроэлектростанции - Нурекской. ВБ готов выделить на реконструкцию станции 225 млн долл. Что же касается строительства Рогунской ГЭС, то, по словам банкира, у таджикского правительства были свои варианты финансирования объекта, тем более что оно настаивало на ускорении строительства ГЭС. После запуска двух агрегатов мощностью по 400 МВт предполагалось, что инвесторы на установку оставшихся четырех турбин мощностью по 600 МВт найдутся быстро. Таким образом, после завершения строительства Рогунской ГЭС среднегодовая выработка станции составит около 15-17 млрд кВт-ч, что сделает Рогун самой крупной ГЭС в Центральной Азии, а Таджикистан - самую бедную страну - крупнейшим производителем и продавцом в регионе. Таджикская электроэнергия должна обеспечить Афганистан, Пакистан и Индию дешевым электричеством.

Однако с экспортом этой энергии придется пока подождать. Дело в том, что поставки таджикского электричества в Пакистан и его экспорт в Афганистан в сравнительно больших объемах станут возможны только после сдачи в эксплуатацию высоковольтной линии электропередачи ЛЭП-500 и региональной CASA-1000, а также ряда других инфраструктурных энергетических объектов, строительство которых еще не начато. Эти ЛЭП планируется сдать в эксплуатацию в 2022 году.

Ситуацию могла бы исправить Россия, которая, по словам источника в таджикском правительстве, готова реинвестировать полученные после погашения задолженности таджикской национальной компании "Барки точик" перед АОА Сангтудинской ГЭС-1 средства в инфраструктурные энергетические проекты, ориентированные на экспорт. А именно в CASA-1000 и ТУТАП (линия электропередачи, которая должна пройти из Туркменистана через Узбекистан, Таджикистан и Афганистан в Пакистан). Эти два проекта могли бы стать взаимодополняемыми и обеспечивать круглогодично электроэнергией не только всю Центральную Азию, но и соседние государства. Тем более что в Афганистане из-за отсутствия электроэнергии зависли проекты по разработке меднорудного месторождения Айнак и железорудного месторождения Хаджикег в Бамиане. Если Айнак достался китайцам, то Хаджикег приобрела Индия. Она, к слову, выиграла и тендер на реализацию энергетического проекта CASA-1000. Однако, как сказал источник, "таджикские власти в этот проект Россию не пускают, понимая, что это большой куш".

"После того как Всемирный банк отказался от финансирования строительства Рогуна, выбор у Таджикистана невелик: обращаться к Саудовской Аравии. Китай и Россия этих денег не дадут, потому что им не нужно портить отношения с Узбекистаном. Больше денег скорее всего Таджикистану никто не даст", - сказал "НГ" генеральный директор аналитического центра "Стратегия Восток-Запад" Дмитрий Орлов. Эксперт напомнил, что на днях первый заместитель председателя Нацбанка Таджикистана Джамолиддин Нуралиев встречался в Душанбе с вице-президентом Европейского банка реконструкции и развития Бетси Нельсон и предлагал ЕБРР профинансировать строительство Рогуна. Нельсон, в свою очередь, дала Нуралиеву понять, что ЕБРР намерен вкладываться только в финансовый и банковский секторы.

Общая стоимость проекта Рогунской ГЭС - 3,9 млрд долл. Евробонды, которые выпустил Таджикистан, составляют 500 млн долл. По официальным данным, примерно 65 млн долл. из этих денег уже потрачено. Но как ранее заявил председатель Национального банка Таджикистана Джамшед Нурмахмадзода, "Таджикистан продолжит практику размещения государственных облигаций (евробондов) на международных финансовых рынках".

По словам Орлова, Таджикистан может попросить денег на достройку ГЭС у Саудовской Аравии. Тем более что председатель Маджлиси намояндагон - нижней палаты таджикского парламента - Шукурджон Зухуров еще в январе прошлого года призывал Эр-Рияд инвестировать в Рогун. "Получается, что проблемы у Таджикистана со Всемирным банком были уже тогда. ВБ, однако, дал понять, что от участия в реконструкции Нурекской ГЭС не отказывается. Поэтому можно предполагать, что ВБ из таджикской энергетики совсем не уходит. Просто на этом этапе проект Рогуна показался для банка неподъемным в силу каких-либо причин - не обязательно коррупционного свойства. Между тем достроить Рогун обещал сам Рахмон, а в Таджикистане, да и не только там, за этим обещанием следят весьма пристально", - считает эксперт.

"Но посмотрим, что ответил на призывы Зухурова министр финансов Саудовской Аравии Сауди Мухаммад ал-Мазият? Что его страна увеличивает финансирование реализуемых Саудовским фондом развития проектов. Но что это за проекты? В сфере реконструкции социальных объектов и транспортных коммуникаций, а также торговли и туризма. То есть либо никакие ГЭС Эр-Рияд финансировать не намерен, либо переговоры все же были, но стороны не сошлись в цене, но все еще торгуются, как это принято на восточных базарах. Впрочем, саудовцы давно обозначили в Таджикистане свои интересы и действительно могут еще передумать. Хотя бы для того, чтобы вставить шпильку Ирану, отношения с которым у Таджикистана сейчас никак нельзя назвать безоблачными. Неясно, правда, что попросит Эр-Рияд взамен этих денег. И как раз эта неопределенность сейчас вызывает некоторые опасения у союзников Таджикистана по ШОС и ОДКБ", - сказал Орлов.

Читайте другие наши материалы