Налоговый манёвр: последствия и перспективы

Регуляторы оттачивают механизм экспроприации уже заработанного
23.10.2018
Вячеслав Дюков

17 октября аналитическая компания Refinitiv (ранее подразделение F&R Thomson Reuters) представила экспертное мнение о состоянии российского нефтегазового комплекса. Начальник отдела анализа и маркетинговых исследований Refinitiv Александр Шкурин подробно остановился на вопросах регуляторики, которые, похоже, способны надолго ввести рынки в ступор. О чём он рассказал?

Налоговый кодекс в России - как хороший роман. Каждый год мы его читаем и понимаем, кому дают преференции и налоговые льготы. НК - основной документ, который регламентирует всю экономическую деятельность, но на сегодняшний день он превратился в учебник по физической химии: большое количество определений (что такое бензин, что такое прямогонное топливо, что такое средний дистиллят, что такое тяжелые дистилляты), экспортные пошлины рассчитываются по сложной формуле исходя из множества коэффициентов, такая же ситуация и с налогом НДПИ.

Глава ФАС Игорь Артемьев в одном из интервью заявил, что ведомство будет делать акцент на то, чтобы простимулировать нефтяные компании делать поставки на внутренний рынок, а не поставлять все, что у них есть, за рубеж.

Налоговый манёвр сегодня напоминает попытку закрепить в законе «ручное» регулирование, придать ему законодательную форму через механизмы в НК.

Какие у НМ плюсы? Во-первых, это индексация акцизов на прямогонный бензин и ароматику. Во-вторых, материальное стимулирование увеличения глубины переработки. В-третьих, в НМ включен НДД, хотя он должен был быть введён еще около трёх лет назад, но даже сейчас он используется только на тестовых проектах, т. е. не повсеместно. Наконец, дано определение нетбэка.

Слабые стороны НМ. Он не решает системных проблем. Если мы посмотрим на сложившуюся ситуацию, то мы увидим, что в НК она не учитывается. Всё, что происходит в экономике, ситуация с НДС, тоже не учитываются. Аналитики сходятся во мнении, что цены на нефтепродукты вырастут. НМ нарушает антимонопольное законодательство, игнорирует предыдущий опыт и законы функционирования рынка.

Если мы посмотрим на общую ситуацию, в частности, политику Минфина, касаемую курса рубля и бюджетного правила, то увидим, что привычный уклад, когда рубль был бумажным эквивалентом нефти, сломан. Рубль отвязался от цены нефти. Когда рубль раскоррелируется с нефтью, это вёдет к росту цен. Аналитики расходятся во мнении: одни говорят, что нефть растёт, а рубль падает, другие говорят, что корреляция есть. Суть в том, что зависимость, отображаемая корреляцией, носит обратный характер, а не прямой.

Теперь о бюджетном правиле. Оно заключается в том, что при разнице между ценой отсечения, которая составляет 40 долл. за барр., и текущей ценой на нефть, в случае превышения цены отсечения, выручка изымается, и на нее закупается валюта в ФНБ. По планам Минфина, ФНБ в идеале должен составить примерно 7% ВВП. С 2017 г. наблюдается раскорреляция: при росте цены на нефть укрепления рубля не происходит, соответственно этот фактор будет сказываться при расчете экспортной пошлины, вернее, при расчете нетбэка. Цена отсечения индексируется на 2% в год, таким образом к 2025 г., по словам Минфина, цена отсечения составит 45 долл. Если мы посмотрим, как будет меняться курс рубля, то, основываясь на имеющихся данных, можно сделать вывод, что вне зависимости от того, как будет вести себя нефть, курс рубля к доллару будет падать. (Получается, что налоговый манёвр - это механизм инфляционного изъятия у компаний и граждан ранее заработанного. - Прим. «Энерговектора».)

Рост цен на внутреннем рынке ЕВРАЗЭС и «поляризация» отношений с Республикой Беларусь, а также сокращение поставок СУГ и нефтепродуктов на Украину представляют собой угрозы для нефтяного рынка России. Согласно недавно подписанному соглашению между Россией и Белоруссией, поставки сверх существующих объёмов не предусмотрены. На данный момент объёмы нулевые, а это значит, что поставок в 2019 г. не будет. Мы понимаем, что решать вопрос необходимо, т. к. российский бюджет терял доходы из-за реэкспорта продукции на территории других государств, однако в протоколе соглашения нет системного подхода. В протоколе прописаны конкретные коды ТН ВЭД, из чего следует, что одни продукты запрещены к поставкам, а другие, кодов которых нет в соглашении, могут поставляться, т. е. всё равно открываются лазейки.

НМ имеет карательный характер. В чём карательный механизм налогового законодательства? Цены на бензин на внутреннем рынке выросли. Чтобы остановить их рост, в Закон о таможенном тарифе ввели формулировку, которая предусматривает 90-процентные заградительные пошлины. Смысл налогового манёвра прост: налоговая нагрузка переносится с экспортной пошлины на НДПИ. Это должно привести к росту цен на нефть на внутреннем рынке. Пункт 6.2 Закона о таможенном режиме вводит некий механизм, позволяющий сократить НДПИ, что, соответственно, должно сказаться на ценах на нефть на внутреннем рынке.

Слабость НМ заключается и в перестройке схем реализации продукции. Демпфирующий механизм (вычет), указанный в законе, действует только в отношении поставок на внутренний рынок. Однако будет ли это нововведение реализуемо - вопрос. Нет деталей расчета демпфирующей надбавки.

Сейчас многие игроки рынка находятся в ожидании. Взяли паузу и банки. Предпринимательское сообщество чувствует себя обманутым: руководство страны давало обещания, что НК меняться не будет, бизнесу обещали защиту инвестиций, но слово не сдержали.

У властей нет единого подхода к данному вопросу, нет единого вектора. Павел Сорокин, замминистра энергетики, заявил, что с налоговым маневром с рынка уйдёт около 30 млн тонн нефтепереработки, при этом Минэкономразвития дает прогноз, что подобного не случится. Бич российской экономики - отсутствие единой стратегии развития.

На внутреннем рынке мы видим быстрый рост акцизов. С 2010 г. в 3 раза выросли акцизы на бензин, в 8 раз - на дизельное топливо, на прямогонные нефтепродукты - в 4 раза.

Давайте обсудим механизм действия акциза на переработку нефтяного сырья. Акциз не будет одинаковым для всех. Суть его в том, что для каждого завода он будет уникальным, причём меняться будет каждый месяц. Работа бухгалтерии усложнится в разы, что приведёт к росту финансовой и бюрократической нагрузок.

Компании наверняка будут стараться держать цену нефтепродуктов выше рынка, чтобы в зимний сезон срабатывал демпфирующий механизм. ФАС бездействует. Налицо сговор крупных компаний. Закон принят, но как он будет работать, никто пока не понимает.

Назад, в прошлое. Регуляторы и законодатели продлевают
бездарное ручное управление нефтегазовым комплексом

В заключение Александр Шкурин ещё раз отметил, что все механизмы, которые предусматривает НК, будут способствовать росту цен, ручное регулирование сохранится. Как это будет выглядеть, не понятно. НДС, бюджетное правило, - все будет стимулировать рост цен. Законодатели и регуляторы не сделали выводов из событий 2017-2018 гг.

Читайте другие наши материалы