Потенциал перехода на возобновляемые ресурсы

Россия стремится не столько изменить энергобаланс, сколько подтолкнуть развитие технологий
19.06.2018
Кирилл Астахов

В "Сколково" обсудили экономическую эффективность возобновляемых источников энергии (ВИЭ) и КПД установок, которые их используют. 5-6 июня в дискуссии на IV международном конгрессе REENCON-XXI приняли участие представители отечественного и зарубежного бизнеса, профильных министерств и департаментов России и стран Евросоюза, а также специализированных ассоциаций, агентств, и неправительственных организаций.

Потенциал и сотрудничество

Открывая обсуждение, первый заместитель министра энергетики РФ Алексей Текслер подчеркнул важность ВИЭ для экономики страны. По его словам, развитие данного направления - это "взгляд в будущее", ведь активная работа в секторе подталкивает вперед, к более современным и прорывным технологиям не только энергетику, но и смежные отрасли, например машиностроение. Участники приветственной сессии, в свою очередь, отметили важность объединения усилий России и Евросоюза в борьбе с изменением климата и укрепления сотрудничества по энергетическому переходу, тем более что это открывает дополнительные возможности для бизнеса. Временный поверенный в делах Посольства ФРГ Беате Грески заявила, что у нашей страны отличный потенциал для продвижения ВИЭ, и Берлин готов расширить финансовое взаимодействие в этой области.

Между тем Германия на собственном примере демонстрирует эффективность внедрения возобновляемых ресурсов в энергобаланс. Заместитель гендиректора по международной энергетической политике Министерства экономики и энергетики ФРГ Урсула Борак напомнила собравшимся, что еще в 2016 году ВИЭ стали играть основную роль в немецкой выработке электричества и эта тенденция только набирает обороты. В прошлом году их доля достигла 36%, в то же время безопасность и стабильность энергообеспечения остается на высоком уровне, экономика и промышленность тоже прекрасно себя чувствуют. Более того, в некоторые моменты производительность ВИЭ практически полностью покрывала спрос на электричество на местном рынке. По оценке Урсулы Борак, такие результаты доказывают, что долгосрочная задача довести долю возобновляемых источников в немецкой энергосистеме до 82-95% вполне осуществима. Она считает, что это только повысит конкурентоспособность экономики Германии на мировой арене. В перспективе республика рассчитывает вывести успехи ВИЭ за пределы генерации электричества - в сферы теплоснабжения и транспорта, где их участие еще не так заметно. Параллельно с этим ведется работа по повышению энергоэффективности, особенно на производстве. К 2050 году министерство рассчитывает наполовину сократить уровень потребления, который был зафиксирован в 2008 году. При этом Борак акцентировала внимание на том, что ФРГ всегда рада делиться опытом с другими странами как на уровне правительств, так и на уровне компаний.

Масштаб развития

В прошлом году на ВИЭ пришлось 70% чистого прироста глобальных мощностей. Это самый большой рывок за всю современную историю. Солнечная генерация прибавила 98 ГВт (приблизительно на 30% больше, чем в 2016 году), а ветряная - 52 ГВт. Главный вклад в эту динамику вносят Китай, ЕС и США, на них приходится около 75% глобальных инвестиций. Общими усилиями объем действующих возобновляемых мощностей к концу 2017 года удалось вывести на 2200 ГВт. Примерно половину этой массы обеспечивает сила водного потока, почти четверть - кинетическая энергия воздушных масс, чуть меньше 1/5 - солнечное излучение и около 6% - другие источники. Такие цифры привел президент Московской школы управления "Сколково" Андрей Шаронов. "В связи с этим достижения России и ее планы смотрятся весьма скромно, тем не менее мы можем говорить о том, что 2017 год стал важным для старта роста возобновляемой энергетики и в секторе начинается конкуренция за получение права реализовывать проекты и получать возврат инвестиций через механизмы поддержки", - заявил Шаронов.

Алексей Текслер подтвердил, что государство уже не первый год поддерживает возобновляемую энергетику. "Мы не гонимся за объемом мощности, это не является основной задачей в России. И понятно почему: у нас есть традиционные источники энергии, они пока более дешевы и для наших потребителей являются более эффективными", - уточнил он. И все же возобновляемые источники стали важной частью отечественного энергобаланса. Первый замминистра пояснил, что федеральный центр последовательно содействует развитию ВИЭ на оптовом и розничном рынках, но главное - в отдаленных изолированных регионах. В таких местах ВИЭ уже стали конкурентоспособными и постепенно вытесняют традиционные уголь и мазут. Современные электростанции самых разных размеров сегодня активно появляются в Якутии, Забайкалье и на Сахалине. И зачастую это практически полностью российский продукт. Например, на небольшой гелиостанции в Забайкалье, которая открылась год назад, фотогальванические панели отечественной компании "Хевел", накопители и резервный дизельный генератор тоже свои, и только система управления имеет отдельные иностранные компоненты. Закрепить тенденцию на активное внедрение ВИЭ-установок помогает национальный проект в сфере энергетики, который на основе отечественных технологий позволяет достаточно эффективно замещать подобными стандартизированными станциями старую, изношенную дорогую генерацию изолированных регионов.

Текслер привел такие результаты господдержки сектора: "Если еще три-четыре года назад у нас не было практически новых вводов возобновляемой энергетики, то по итогам прошлого года мы ввели около 140 МВт. Это, конечно, небольшие цифры, но, если посмотреть на динамику, видно, что ежегодно мы удваиваем объем вводов, и в этом году, я надеюсь, мы введем больше 300 МВт, а может быть, и полгигаватта. Это для нас достаточно большие цифры, если иметь в виду, что основная наша задача - это развитие отечественных технологий". По его словам, солнечная генерация в РФ уже практически полностью завязана на собственных товарах и технологиях. В ветроэнергетике тоже есть успехи. Так, в январе этого года Fortum при поддержке "Роснано" и Ульяновской области запустил крупный ветропарк на 35 МВт. Благодаря нашим и зарубежным компаниям эта сфера начинает понемногу догонять солнечный сектор.

Особенности господдержки

В то же время развитие конкуренции на рынке помогает снижать затраты. Говоря о таком важном инструменте поддержки, как договор на поставку мощности (ДПМ), который обеспечивает возмещение расходов с доходностью 12% годовых, Текслер отметил: "У нас нет никаких ограничений по отбору ДПМ ВИЭ иностранных компаний, финская компания Fortum, итальянская Enel активно участвуют в отборах, а по части локализации нашим компаниям помогают датские, голландские, немецкие компании. Это говорит о том, что международная кооперация благодаря конкурентной базе, которую мы создали в сфере возобновляемой энергетики, тоже развивается". Он напомнил, что буквально через два месяца завершится очередной, возможно, последний на данном этапе крупный отбор ДПМ ВИЭ, где будет отыграно примерно 1250 МВт. Большая часть из них (около 830 МВт) - это конкурсы на ветровую генерацию. И по поступающим заявкам можно сказать, что желающих достаточно много.

Но этим поддержка рынка ВИЭ не ограничивается. До конца года должна быть завершена разработка нормативной базы, которая позволит уже на уровне обычных домохозяйств очень активно внедрять возобновляемые источники энергии. Речь идет о поддержке микрогенерации - до 15 КВт. Соответствующие решения уже приняты, "дорожная карта" подписана. Первостепенная цель - чтобы каждое домохозяйство, внедряющее у себя эти технологии, могло без налогов продавать излишки электричества. Алексей Текслер выразил надежду, что такая возможность окажется востребованной: "Самое главное, чего мы хотим добиться, это появление некой новой культуры, когда не просто большие генераторы "будут думать" о том, как нам развивать возобновляемую энергетику, но и на уровне обычных людей это станет реальностью и возможностью".

Меры поддержки внутри страны - это якорь развития сектора возобновляемой энергетики, сказал Текслер. Однако он подчеркнул, что в перспективе ставку нужно делать на стимулирование экспорта: "Мы хотели бы, чтобы наши солнечные панели, наши ветростанции были настоящим экспортным продуктом и были востребованы в мире как лучшие образцы в этой области". И в этом наши причины внедрения ВИЭ расходятся с европейскими. ЕС в первую очередь нацелен на обеспечение энергобезопасности через сокращение поставок извне, а также на переориентацию собственной "грязной" генерации на менее вредную для экологии.

Председатель правления "Роснано" Анатолий Чубайс подтвердил, что России удалось создать полноценную систему государственной поддержки ВИЭ: "Это тот уникальный случай, когда в действительности усилиями Министерства энергетики, Министерства промышленности, вице-премьера Дворковича (бывший заместитель председателя правительства РФ, ныне сопредседатель Совета инновационного фонда "Сколково". - "НГ-энергия"), правительства в целом в России создана работоспособная система поддержки возобновляемой энергетики". Однако производство, имеющееся у нас есть в этой области, на данный момент представляет собой 100-процентный технологический трансфер с Запада. Хотя такой путь, по мнению Чубайса, правильный, он призвал задуматься о переходе на следующую стадию - самостоятельное обновление технологий: "Это абсолютно правильно, это единственный способ войти в этот кластер, который в мире развивается уже 25 лет. Так вот после этого нужно думать про апгрейд технологий. Пока это удалось сделать только на одном заводе, это завод "Хевел" в Чувашии, где мы начинали со 100-процентного технологического трансфера из компании Oerlikon в Швейцарии, а после этого создали собственную российскую панель с КПД 22,5% - это топ-3 в мире". Более того, по данным Анатолия Чубайса, существует задача уже в этом году начать поставки отечественных солнечных панелей за границу. Что касается ветроэнергетики, полным ходом идет строительство заводов, но до обновления технологий мы пока не добрались, не говоря уже об экспорте. А в сфере переработки твердых коммунальных отходов мы пока только в начале пути к строительству соответствующих электростанций, о производстве же у себя необходимого оборудования речи пока не идет.

Необходимый объем

Какой должна быть роль возобновляемых источников энергии в российском энергобалансе, сказать сложно. Для определения наиболее оптимального процентного соотношения с традиционными источниками Анатолий Чубайс предложил отталкиваться прежде всего от потребностей по созданию и поддержанию целостного, самодостаточного и сбалансированного технологического кластера ВИЭ с экспортным потенциалом.

В этом кластере, который сейчас только формируется, он выделяет четыре подсектора: генерация, производство, научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы (НИОКР), а также образование. Сбалансированность между этими сегментами строится на их взаимозависимости. Генерация должна создавать спрос на производимое оборудование, чтобы сфера НИОКР получала адекватное финансирование, а все три составляющие способствовали развитию образования в этой области. Чубайс подчеркнул, что никакие энергетики не будут финансировать НИОКР по совершенствованию оборудования. Это бремя полностью ляжет на производителей самого оборудования, а значит, размер НИОКР должен быть адекватен размеру производства, а размер производства должен быть адекватен генерации.

Решения по ВИЭ, принятые в России, и ситуация на рынке позволяет уже сейчас сделать прогноз о размере каждого подсектора к 2024 году. Согласно подсчетам "Роснано", если брать только солнце и ветер, генерация составит 5 ГВт. Предприятия выйдут на годовую производственную мощность около 2 ГВт. При этом задействованы они будут не полностью, загрузка ожидается на уровне 70% - минимум 1,4 ГВт в год. Из этой суммы 0,5 ГВт будут отправляться на экспорт, а 0,9 ГВт поглотит внутренний спрос. Таким образом российское производство в сфере возобновляемой энергетики будет давать годовой объем продаж на уровне около 50 млрд руб. Третий подсектор определяется исходя из соотношения объема продаж и финансирования НИКОР - это 5-7%. При таких значениях мы получим годовой спрос на НИКОР в примерном диапазоне 3-4 млрд руб. В части образования для кластера ВИЭ появится не менее пяти кафедр в вузах, которые будут ежегодно готовить не менее 200 выпускников.

По оценке Чубайса, вероятность прихода кластера именно к такому виду за ближайшие шесть лет очень высока: "Все необходимое для того, чтобы это произошло, уже практически сделано. Наоборот, чтобы сломать его, нужны какие-то героические усилия. Надо понимать, что энергетика очень, очень, очень высокоинерционная индустрия, здесь тренды 5-10 лет как один день". Вопрос в том, что ждет этот кластер за пределами 2024 года.

В этой схеме наиболее уязвимы два подсектора - производство и НИОКР. Они оба замкнуты на генерации. Если генерация не растет, спрос на данные услуги заканчивается. "Роснано" придерживается позиции, что если мы не хотим после 2024 года привести кластер к разрушению, то минимальная планка, которую нужно установить в новой генерации возобновляемой энергетики за счет ДПМ на период 2024-2035 годов, - 10 ГВт. "Если итоговая цифра во вторых ДПМ на 2024-2035 годы окажется меньше 10 ГВт, это означает, что возникшая к 2024 году промышленность пойдет вниз, попадет в цепочку банкротств, захиреет - и мы ее потеряем. Потеряв промышленность, стратегически мы потеряем НИОКР. Потеряв промышленность и НИОКР, мы полностью перейдем на импорт оборудования для возобновляемой энергетики в России, для которого сегодня количество конкурирующих компаний за рубежом колоссально. Наш рынок с громадным удовольствием освоят наши друзья из Китая или из других стран", - заявил председатель правления компании.

Вызов серьезный, и думать о грядущих проблемах нужно уже сейчас. Чубайс сообщил, что решение по договорам на поставку мощности в 2024-2035 годах будет принято в течение полугода. Однако принципиальные разногласия лежат не в скорости реакции, а в объемах ДПМ. Анатолий Чубайс не стал вдаваться в детали, но отметил, что цифры, которые сейчас обсуждаются в Минэнерго, не смогут решить необходимые задачи. При этом цель догнать Европу по уровню вовлечения возобновляемых источников в энергобаланс вообще не ставится. По мнению Чубайса, это было бы бессмысленно, да и разрыв слишком велик: "Все амбициозные цифры, которые я описал, означают 5% установленной мощности. 5%! Что мы слышали от коллег? Сегодня 36%. А мы бьемся за 5% в 2035 году, и пока нас не понимают". Естественное преимущество России в виде углеводородных богатств, безусловно, нужно использовать, но так, чтобы не упустить сектор ВИЭ, который может стать доминирующим в мировой энергетике.

Читайте другие наши материалы