Зачем пускать деньги на ветер

Развитие ВИЭ в России приводит к многомиллиардным переплатам потребителей за неконкурентные технологии
18.10.2018
Глеб Тукалин

Продление программы субсидирования возобновляемой энергетики (ВИЭ) в России после 2024 года вновь стало темой широкого обсуждения участников отрасли в ходе прошедшей в Пятигорске конференции "Приоритеты рыночной электроэнергетики в России: ВИЭ после 2024 года". Пока же ключевые инвесторы в возобновляемые источники энергии не могут аргументированно обосновать эффективность даже уже отобранных электростанций ВИЭ для энергосистемы и экономики страны в целом. В свою очередь, потребители опасаются, что тиражирование устаревших технологий вместе с многомиллиардными инвестициями в никому не нужные технологии только усугубит проблемы неcбалансированного ценообразования на энергорынке.

По итогам проведенных в 2013-2018 годах отборов проектов ВИЭ были выбраны квоты в рамках действующей программы поддержки ВИЭ на период до 2024 года. Но просьбы со стороны ключевых инвесторов ВИЭ к правительству утвердить дополнительный объем квот (продолжить субсидирование ВИЭ) нарастают в геометрической прогрессии. Отличительной спецификой отечественной программы поддержки ВИЭ является постоянное 5-6-кратное превышение цен поставки электроэнергии от электростанций ВИЭ над традиционной генерацией (ТЭЦ, ГРЭС, ГЭС, АЭС), в том числе введенной в рамках договоров поставки мощности (ДПМ).

Причиной этого, по оценкам отраслевых экспертов, являются как низкая конкуренция между инвесторами ВИЭ (большая доля рынка принадлежит компаниям под государственным контролем), так и неоптимальное регулирование параметров конкурентных отборов ВИЭ, явно оторванное от актуальных рыночных тенденций. Вследствие этого стремительное падение капитальных затрат на ВИЭ во всем мире с 2013 по 2017 год практически не отразилось на итогах соответствующих отборов ВИЭ в России. В результате себестоимость производства электроэнергии ВИЭ в РФ (включающая возврат инвестиций) превышает 15-20 руб./кВт-ч при капитальных затратах, превышающих 1-2 тыс. долл. за 1 МВт установленной мощности, и коэффициент использования установленной мощности (КИУМ) всего 10-20%.

Потребители, которых принудили нести многократную переплату за электроэнергию ВИЭ в рамках действующих квот, относятся к идее продления действующей программы поддержки ВИЭ крайне негативно. "Механизмы поддержки необходимо переориентировать с безусловных и обязательных для всех потребителей ДПМ ВИЭ на более гибкие и адресные меры поддержки - налоговые и таможенные льготы, субсидирование кредитной ставки, отмену существующих бюрократических ограничений, мешающих развитию ВИЭ на розничном рынке и в изолированных системах", - отмечает директор ассоциации "Сообщество потребителей энергии" Василий Киселев.

"Возобновляемые источники энергии имеют будущее в России, однако внедрять "зеленые электростанции" необходимо там, где это экономически целесообразно. Например, ВИЭ имеют большой потенциал в районах, изолированных от единой энергосистемы, где сейчас электроэнергия производится с помощью дизельных генераторов. Создание гибридных установок "ветер-дизель" и "солнце-дизель" позволит обеспечить безопасность энергоснабжения и существенно сократить топливные затраты для удаленных энергорайонов", - отметил выступавший в рамках конференции в Пятигорске с докладом Михаил Андронов, президент "Русэнергосбыта".

В "Совете рынка" обратили внимание участников дискуссии на опыт добровольного рыночного развития ВИЭ в мире (в том числе в рамках обращения зеленых сертификатов), а также существующие проблемы технологической интеграции стохастической генерации в Единой энергосистеме (ЕЭС) России. И в том числе отсутствие у солнечных и ветровых электростанций (СЭС и ВЭС) объемов гарантированной выработки, наличие технологических ограничений существующих сетей и генерации вместе с концентрацией отобранных проектов строительства ВИЭ в отдельных регионах страны. В презентации также было отмечено, что неупорядоченная застройка ВИЭ потребует последующего строительства в сетевом комплексе, то есть обуславливает дополнительные (скрытые) расходы потребителей.

Кроме того, по факту электростанции ВИЭ не решают проблему энергоснабжения потребителей и не учитываются как генерирующая мощность при проведении конкурентного отбора мощности (КОМ), но при этом перетягивают на себя и без того ограниченное финансирование от традиционной генерации, одновременно не сокращая потребности энергосистемы в ее строительстве. Участники конференции обратили внимание, что действующая программа поддержки ВИЭ по непонятным причинам не включает ГЭС мощностью более 25 МВт, притом что доля использования потенциала гидроэнергетики в РФ меньше, чем в зарубежных энергосистемах, а себестоимость строительства новых ГЭС сравнима, к примеру, с себестоимостью угольных станций и кратно меньше солнечных или ветровых электростанций. При этом именно ГЭС способны обеспечить надежность энергосистемы через оперативное и гибкое регулирование энергобалансов, превышающее возможности любых иных видов электростанций.

В докладе представителя Vygon Consulting был приведен анализ эффективности действующей программы поддержки ВИЭ, согласно которому ее прекращение приведет к сокращению ВВП на 0,03% и сокращению 10 тыс. рабочих мест. Получается, за каждое рабочее место в отрасли ВИЭ потребители электроэнергии заплатят 150-200 млн руб. А приведенное консультантом изменение ВВП в объеме 25-30 млрд руб. несопоставимо с ежегодным удорожанием на более чем 150 млрд руб. всех отечественных товаров и услуг. Кроме того, за рамками анализа остались положительные эффекты от снижения себестоимости и продукции для всех отраслей РФ, соответствующего снижения инфляции и роста инвестиций в производство и ВВП.

По словам Михаила Андронова, текущая программа поддержки отрасли до 2024 года изначально ставила цель по созданию экономических стимулов развития технологической базы для производства оборудования объектов ВИЭ и его дальнейшего экспорта. Планировалось вывести Россию на одну ступень с лидирующими поставщиками оборудования в мире, как это было сделано на рынке сжиженного природного газа (СПГ) и в строительстве атомных электростанций. "В рамках обсуждения продления программы поддержки ДПМ ВИЭ стоит сопоставить цели и полученные результаты. Наиболее благоприятный сценарий развития ВИЭ - стимулирование экспорта, а меры поддержки могут быть как государственными, в виде субсидий, льготного налогообложения и кредитования, так и рыночными", - сказал он в своем докладе, отражающем позицию потребителей.

На существующие проблемы действующей программы поддержки ВИЭ обращают внимание и энергоемкие потребители, которые наиболее чувствительны к конечным ценам электроэнергии. "Экологичность производства алюминия в России обеспечивается за счет "зеленой" электроэнергии гидроэлектростанций Сибири. В качестве свежего примера можно привести проект БЭМО, в рамках которого алюминиевый завод строился в связке с Богучанской ГЭС. Всех метеозависимых мощностей электростанций, отобранных в рамках действующей программы поддержки ВИЭ, не хватит для гарантированного покрытия энергопотребления Богучанского алюминиевого завода. Субсидирование ВИЭ не вмещается в предельную цену промышленной продукции с учетом произошедшего одобрения на энергорынке прочих инициатив, способствующих дальнейшему росту цен электроэнергии, включая запуск программы модернизации тепловых электростанций, введению оплаты сетевого резерва, реанимации последней мили", - отмечает директор по работе с естественными монополиями РУСАЛа Максим Балашов.

Представленный в начале октября прогноз Минэкономразвития только добавляет пессимизма потребителям: темп роста нерегулируемых цен на оптовом энергорынке в 2019 году по-прежнему будет выше инфляции и составит 11%, что противоречит прямому поручению президента РФ.

Этим летом в Государственную думу был внесен законопроект по продлению субсидирования Дальнего Востока с ежегодными объемами около 30-50 млрд руб. в год. Все эти инициативы, по оценкам аналитиков отрасли, еще больше разгоняют уже выходящие за рамки поручения президента РФ цены на электроэнергию, а их дополнение продолжением субсидирования отечественным энергорынком устаревших технологий ВИЭ, неконкурентных на экспортном рынке, будет только способствовать продолжению тенденции строительства потребителями собственной генерации и стагнации промышленного производства. Недавно выступавший в Госдуме в ходе обсуждения проекта федерального бюджета на 2019-2021 годы заместитель министра экономического развития Азер Талыбов сообщил, что по итогам 2019 года рост ВВП еще замедлится - до 1,3% в сравнении с 1,8% в 2018 году, притом что инфляция в следующем году может вырасти до 4,3%.

Согласно официальным данным Росстата, с 2008 по 2017 год объемы прироста электропотребления населением обгоняют объемы прироста электропотребления прочими потребителями при доле населения всего 15-16%. Это также подтверждает неспособность промышленности продолжать оплачивать нерыночные надбавки, такие как субсидирование ВИЭ. Таким образом, продолжение финансирования сомнительных технологий ВИЭ за счет промышленности, очевидно, отрицательно скажется на экономических показателях страны в обозримом будущем.

Читайте другие наши материалы